Как стать миллионером


А теперь, когда я вас уже привлек заголовком, напишу более честное название статьи: как работает рынок венчурных инвестиций. А если по-человечески, то прочитаете о том, как заработать миллионы стартаперством. На примере Джо, знакомьтесь.

Привет, я Джо, и у меня есть идея для бизнеса.

Привет, я Джо, и у меня есть идея для бизнеса.

Зачем я всё это пишу? Первое. Я нашел статистику, что 76% молодых специалистов в России хотят открыть своё дело. А еще я нашел статистику, что только 2% россиян хотят открыть своё дело. Либо у нас очень мало молодых специалистов, либо… Я просто сделаю вид, что не находил эту вторую статистику, и вообще «Российская газета» у меня вызывает больше доверия, чем «Комсомольская правда». Второе. Из разговоров со знакомыми я понял, что не все хорошо представляют, как обычно работает схема «сделай стартап => стань богатым и знаменитым». Вот об этом и пойдёт речь, точнее, о «международном» или «американском» варианте этой схемы. И о технологическом. На территории нашей необъятной, как водится, своя специфика, о которой в другой раз.

Чтобы объяснять все на примере и не высасывать из пальца новую идею, я возьму одну уже существующую, но все остальное полностью выдуманно моим мозгом в художественных и разъяснительных целях.

Посевная стадия

Джо как-то раз пил смузи в коворкинге на митапе, размышляя о стереотипах, как вдруг ему в голову пришла идея. Надо сделать сервис, с помощью которого люди будут играть в компьютерные игры, транслируя в Интернет видео того, как они играют. Он понял, что это «то самое» и «обязательно сработает», тем временем окружающие стали выстраиваться в две очереди для донесения до Джо основных лозунгов «Ты идиот, это никому не нужно, а то бы уже было» и «Уже есть Ютьюб, а это никому не нужно, и да, ты идиот».

Но Джо был не робкого десятка, поэтому он позвонил паре друзей, увлёк их своим видением миллиардной индустрии прожигания жизни за мониторами, и проект перешел на стадию “seed” или просто – посевную стадию. Это когда есть идея, есть несколько человек, которые вроде как собираются её реализовывать, они начинают писать код, но больше особо ничего нет. Как правило, в первую очередь нет денег. Ну или эти стартаперы воспользовались помощью знаменитых «трех F» — Friends, Family and Fools – и кто-то из этих трёх дал денег на создание какого-то там прототипа, или просто чтобы было, чем питаться, пока новоявленные предприниматели кодят ночами.

Естественно, когда Джо обсуждал идею со своими двумя друзьями-сооснователями, они решили, что каждому достанется доля в проекте по 33,3%. Всё очень честно. Таким образом, сейчас ситуация такая:

Как Джо оценивает свой проект Реальная стоимость проекта Доля Джо Стоимость его доли
Несколько миллиардов долларов ±0 долларов 33,3% ±0 долларов

Проходит несколько месяцев, и друзья смогли склепать кривой сайт, попросили своих знакомых его потестить, а один парень, играющий в онлайн игрушки, даже сделал там трансляцию своих похождений по виртуальным просторам. Сервера упали, но всем 11 смотревшим понравилось. На сайте стали появляться незнакомые посетители. Выглядело всё ужасно, регулярно ломалось, но людям всё равно было интересно. Воодушевленный Джо написал в своём блоге об «ошеломительном успехе» нового проекта.

Успехом там, конечно, ещё и не пахло, зато один из людей, чья работа заключается в поиске перспективных проектов, кинул ссылку Стиву, а Стив был ангелом. Бизнес-ангелом. Так их называют. 7 лет назад Стив продал свой собственный стартап за много миллионов долларов, а теперь он стал инвестором, который даёт относительно небольшие суммы компаниям на ранних стадиях развития.

Синее - это галстук. Да, я офигеть какой художник.

Синее — это галстук. Да, я офигеть какой художник.

Стив заинтересовался тем, что друзья всего за несколько месяцев смогли запустить рабочий прототип и даже получили первых пользователей. Кроме того, Стив, как ни странно, верил в идею многомиллиардной индустрии прожигания жизни за мониторами, поэтому он связался с Джо и предложил инвестиции.

Ребята особо не торговались и уже скоро с восторгом смотрели на $50 000, лежащие на банковском счету их компании. Так они стали стартапом. Технически, это когда уже есть какой-то продукт и какие-то инвестиции.

Стартап

В фильмах обычно всё и ограничивается сценой, где герои получают деньги на развитие своего проекта. Но кое-что остаётся за кадром. Сначала об очевидных вещах.

Инвестор даёт деньги не людям, а компании, поэтому если компания банкротится, никто не начинает использовать бейсбольные биты и другие средства внушения для возврата своих денег. У инвестора (любого сознательного, по крайней мере) таких проектов много, и то, что большая часть из них обанкротится – всего лишь предсказуемая часть бизнеса.

Инвестор даёт деньги не за просто так, а за долю в компании. В частности, Стив дал ребятам $50 000 за долю в 25%. Это, наконец, позволяет нам оценить стоимость проекта. Если четверть компании стоит $50 000, значит вся она целиком — $200 000. При этом у друзей в руках остаётся 75% проекта, то есть у каждого по 25%. А это позволяет нам пересчитать долю Джо.

Как Джо оценивает свой проект Реальная стоимость проекта Доля Джо Стоимость его доли
Теперь уж точно несколько миллиардов $200 000 25% $50 000

Мы видим, что, хотя доля Джо в проекте упала с 33% до 25%, её стоимость выросла с 0 до 50 000 долларов. Похожая картинка, как правило, наблюдается во всех успешных проектах: доля основателя со временем падает, но её цена растёт. Также замечу, во-первых, получается, что Джо заработал $50 000 за несколько месяцев, с другой стороны, в реальности этих денег пока не существует – это стоимость его компании, и то только пока он над ней продолжает работать. В реальности же ребята назначили себе зарплаты по $1 500 долларов в месяц из денег, полученных от инвестора. И это всё, что они зарабатывают.

Наконец, на сладкое я оставил специальные условия, которые повсеместно включаются в договоры об инвестициях подобного рода и о которых обычно мало кто знает.

Преувеличиваю не так сильно, как хотелось бы

Преувеличиваю не так сильно, как хотелось бы.

Ликвидационное преимущество. Если не вдаваться в подробности, то эта такая штука, которая гарантирует инвестору, что он хоть что-то, да заработает. А если вдаваться, то работает это так. Например, пусть Стив прописал в договоре, который Джо подписал не глядя, ликвидационное преимущество, равное 2. Это означает, что при продаже компании он получит свои вложенные $50 000, умноженные на эти самые 2, а потом ещё и 25% от оставшейся стоимости.

Поясню. Предположим, что компанию продали за $400 000. Сначала Стив получит $100 000 за счёт ликвидационного преимущества ($50 000 x 2), останется $300 000. А от этих $300 000 он получит ещё свои 25%, то есть $75 000, оставив ребятам на троих $225 000. Таким образом, за свою долю в 25% Стив получит $175 000, а ребята за свою долю в 75% получат $225 000. Такая вот хитрая математика. Ну а как, молодым предпринимателям нужны были деньги, вот они их и получили. Слабая у них переговорная позиция, проекты банкротятся направо и налево, хотя каждый метит стать новым Фейсбуком.

Кроме того, что ребята назначили себе какие-то там зарплаты, они еще и наняли толкового программиста, который помог им починить серверную часть, подлатали сайт и вообще исправили кучу ошибок и недочётов. Количество пользователей начало расти в геометрической прогрессии, все были в восторге. И всё же по прошествии нескольких месяцев от полученных $50 000 внезапно осталось только $20 000.

Стали думать, как заработать. Сделать сайт платным? Нееет, кто вообще так делает. Ребята понимали, что им нужны люди, которые будут делать качественный контент, поэтому они решили, что дадут возможность стримерам (так стали называть тех, кто транслирует виртуальные похождения) получать деньги от зрителей. И брать с этих денег небольшой процент.

Сказано – сделано. Точнее, сказано – несколько месяцев поработали, денег осталось всего ничего – сделано. Теперь зрители могли покупать платную подписку на каналы стримеров (и для таких платных подписчиков были свои ништяки, вроде закрытого чата) или делать переводы прямо во время трансляции, тогда все, смотрящие эту трансляцию, видели, кто сколько заплатил, и какое сообщение при этом написал. Что-то вроде “x_|\Sall/|_x, обажаю тваи стримы, делай ищё, держи 5 баксов”.

Какой бы ересью вам не казался такой способ заработка – в конце концов, кто вообще будет смотреть такое, не то что платить за это, не правда ли? – деньги пошли. Но пока мало. Ситуация была критичная. И тут позвонили ребята в чёрных очках и дорогих костюмах.

Рост

Нет, это были не люди из спецслужб, а всего лишь партнёры фонда венчурных инвестиций. Это когда собирают деньги множества богатых людей, а потом те, кто сечёт в стартапах – управляющие фондами, ищут проекты, как правило, утвердившиеся на рынке и что-то уже зарабатывающие, показывающие быстрый рост и хороший потенциал, а потом дают этим проектам денег. Как бизнес-ангелы, только круче. И денег у них больше.

В чемодане - деньги.

В чемодане — деньги.

Ну так вот, люди в чёрных очках дали два миллиона долларов за 20% компании. Это, на минуточку, означает, что стоимость компании выросла до $10 000 000. Откуда такой скачок? Дело в том, что когда технологический стартап показывает, что за его услуги готовы платить, да ещё и достаточно, чтобы он в будущем стал прибыльным, это снимает очень много рисков. Называется это «найти бизнес-модель», что, как правило, получается у стартапов не так уж часто и не сразу, если вообще получается.

Как бы то ни было, Джо был счастлив. Его доля упала до 20%, зато её стоимость выросла до $2 000 000.

Как Джо оценивает свой проект Реальная стоимость проекта Доля Джо Стоимость его доли
Очень много $10 000 000 20% $2 000 000

Что делает технологический стартап, когда у него появляется много денег? Он нанимает ещё программистов. Вот и компания ребят выросла до 20 сотрудников. И стали они совершенствовать свои технологии и увеличивать пользовательскую базу.

Обычно на стадии роста есть несколько раундов инвестиций, то есть ребята тратят эти два миллиона, но их позиция на рынке ещё улучшается, приходят ещё инвесторы, и дают уже десять миллионов и потом это может повториться ещё несколько раз. В небезызвестный Uber инвесторы занесли уже много миллиардов долларов, например. Если быть точнее, то там было 14 раундов финансирования на общую сумму в 11,5 миллиардов долларов. А сама компания стоит уже больше 50 миллиардов.

Но вернёмся к Джо и компании. Мы не будем добавлять новые раунды, чтобы было проще понять математику. Знаете, что произошло дальше? Многие люди, по моим наблюдениям, ожидают, что дальше наступает «они жили долго и счастливо» для компании. Они стали прибыльными, много зарабатывают, значит всё? А вот и нет. Все венчурные инвесторы и бизнес-ангелы, так же как и многие стартаперы типа Джо, молятся на штуку под названием «экзит».

Exit

В переводе (а то ж вы не знали) – выход, в данном случае – из инвестиций. Происходит он так (есть несколько вариантов, я опишу пока самый распространённый).

Я бы нарисовал вокруг него нимб, но боюсь оскорбить чувства верующих.

Я бы нарисовал вокруг него нимб, но боюсь оскорбить чувства верующих.

Приходят новые ребята в чёрных очках и в костюмах (хотя, думаю, эти могут позволить себе прийти и в толстовках с тапочками) – как правило из какой-нибудь большой компании типа Google или Apple. К Джо пришли из Amazon.

У больших компаний рассуждения примерно такие: «Мы работаем в этой же сфере, у нас самые лучшие в мире программисты, у них займёт максимум полгода написать сайт аналогичный тому, который сделали ребята. Но за эти полгода Джо успеет ещё больше развиться. А ещё его могут купить наши конкуренты, и они получат преимущество на этом новом рынке. А ещё Джо и его команда и сами явно из лучших программистов мира, почему бы нам их не заполучить к себе в компанию… А ещё у нас денег море, и вариант с покупкой, пожалуй, будет для нас дешевле собственной разработки. Ах, ладно, покупаем!»

Поэтому ребята из Amazon предложили $50 000 000 за всю компанию. Джо поторговался чуть-чуть, но у него слишком горели глаза от таких перспектив, и он быстро сдался, согласившись на эту сумму. Заметим, что решения принимал он вместе со своими сооснователями и всеми инвесторами, которые вложились в компанию, а не единолично. Решение о продаже компании можно принять только когда в пользу этого решения принято 75% голосов. А так как у всех инвесторов в нашем примере было по 20% компании, решение должно было быть принято как минимум четырмя голосами из пяти.

Здесь бывает, что один основатель устал и хочет продать бизнес, другой мечтает развить его в огромную империю, и вообще не хочет ничего продавать, третий колеблется, один венчурный фонд хочет подождать лучшего предложения, другой – срочно продавать, разногласия могут быть и среди руководства компании, делающей предложение о покупке, короче говоря, можете себе представить. Переговоры на этом этапе бывают весьма непростыми. Например, был такой поисковой гигант Excite, который отказался от покупки Google за $750 000 в девяносто девятом. Был.

Но нашу историю пора уже заканчивать, поэтому никаких разногласий не было, документы были подписаны. Как правило, далеко не всегда платят наличными – часть может быть наличными, часть – акциями компании-покупателя, ещё часть – какими-то финансовыми инструментами (опционами, например). Но в общей сложности $50 000 000 было уплачено, Джо и его друзья сооснователи стали известными и богатыми, посчитаем кто сколько денег получил.

У Стива и венчурного фонда были двухкратные ликвидационные преимущества, это значит, что прежде всего они получили $100 000 и $4 000 000 соответственно (сумму своих вложений, умноженную на 2). Это оставляет нам $45 900 000, которые поделили между тремя основателями, Стивом и венчурным фондом. Так как у всех были одинаковые доли, то эти оставшиеся деньги разделились поровну. Получается такая картина.

Кто Какая была доля Что вложил Сколько денег получил
Джо 20% Кровь и пот  $9 180 000
Первый друг 20% Ролтон и талант  $9 180 000
Второй друг 20% Доширак и время  $9 180 000
Стив 20% $50 000  $9 280 000
Венчурный фонд 20% $2 000 000  $13 180 000

Все счастливы. Вот так можно стать миллионером.

Послесловие

Конечно, я многое упростил. Но помню, как сам когда-то мечтал, что просто сделаю компанию, и буду там самым главным, и будет империя. Так тоже можно, но тогда схема другая – не венчурная, о ней я расскажу как раз потом, когда буду про российскую специфику.

Это, в общих чертах, путь современного технологического предпринимателя. Подведём итоги. Многие вещи очевидны, но мне они были понятны не всегда.

Итак, во-первых, стартапер делает компанию на продажу. Даже если он хочет руководить ею всю свою жизнь, всё равно, вероятно, ему придется в итоге её продать, пусть и на условиях, что он останется во главе (как правило, это выгодно и покупателю, потому что никто не будет так стараться при управлении компанией, как основатель).

Во-вторых, он делает её по большей части на деньги других людей, на каждом новом этапе доказывая, что компания стоит этих денег. Почти никто (на самом деле вообще никто) не даёт деньги за идею. Бизнес-ангелы почти никогда не дают деньги, если нет прототипа и/или пользователей. Венчурные фонды почти никогда не дают деньги, если компания не начала зарабатывать и/или не набрала огромную пользовательскую базу. Следующий раунд инвестиций будет очень невыгодным для компании, если она не улучшила свою позицию с предыдущего раунда. И так далее.

В-третьих, на первых порах в любом технологичеком стартапе нужны программисты, а если классная идея есть у человека, у которого нет ни денег, ни необходимых для создания прототипа навыков, то у этого человека проблемы. Решаемые, конечно, но они редко решаются тем, что находится крутой программист, готовый работать за еду. Всё приходится делать самим.

В-четвёртых, есть целый пласт отношений, о которых начинающие предприниматели даже не подозревают, вроде всех этих ликвидационных преимуществ и инвестиционных договоров на 50 страниц. Да и само добывание инвестиций, как правило, занимает куда больше времени, чем хотелось бы основателю.

В-пятых, чем дальше, тем больше людей получают возможность оказывать влияние на стратегические решения в компании. Сначала это только основатели, и даже они часто могут рассориться, из-за чего развалилось немало стартапов. Но потом добавляются инвесторы с их правом вето на стратегические решения, первые работники, как правило, приходят не только на зарплату, а тоже получают небольшую долю. Вместе с этим экспоненциально растёт сложность принятия решений.

В-шестых, предприниматель – самая слабая сторона во всех этих отношениях, это в нашем примере он заработал и счастлив, но так бывает нечасто. Все ликвидационные преимущества и другие бонусы инвесторов могут привести к той ситуации, где они получат хотя бы часть своих денег, а предприниматель уйдёт ни с чем, кроме печального (но полезного) опыта. Кроме того, после 4-5 раундов инвестиций доля основателя может запросто опуститься до каких-нибудь 5%, он потеряет контроль над решениями, а инвесторы станут настаивать на найме «профессионального CEO», который станет управлять компанией вместо основателя.

Как бы то ни было, главное, что сделать стартап и заработать миллионы реально, хотя и тяжело, и есть в этом немалая доля везения. Если это ваш путь – вперёд, и удачи.

Добавлю, что, как я и говорил, идею компании Джо я не придумывал, есть такой сервис, называется Twitch, и работает примерно так, как я описал. Если вам всё ещё не верится, что люди готовы тратить свою жизнь на подобное, то вот фотография с финала чемпионата по компьютерной игре League of Legends 2015 года.

Что из этого

Смотрели трансляцию 36 миллионов человек, одновременно — максимум 14 миллионов. Команда, занявшая первое место, получила $1 000 000. Так тоже можно стать миллионерами.

+ Оставить комментарий